Ольга (dream_catch_me) wrote,
Ольга
dream_catch_me

Categories:

Психософия/Соционика


В отпуске появилось свободное время на чтение, и я по совету[info]les_tarots принялась за «Синтаксис любви» Афанасьева – основную книгу по психософии (психейоге).
Сама книга довольно интересная, однако, изначальное утверждение автора о том, что он не может объяснить, с чего он в качестве аксиомы своего труда выбрал утверждение о том, что «существо человека» состоит из 4 функций – Логики, Эмоции, Физики и Воли, ибо это «тайна природы, которую только предстоит расшифровать», - тут же отключило в моем сознании всю серьезность восприятия этого произведения и сформировало к прочитываемому отношение, схожее с отношенем к художественному вымыслу. Книга по жанру походит на философский трактат, насквозь пропитанный субъективизмом автора и щедро сдобренный цитатами из классической литературы и исторических источников, по стилю напоминает риторическое упражнение древних ораторов – красивый сказ о чем-то там.
Так я и расслаблялась бы на пляже, вникая в суть любовных и прочих перипетий в судьбах Чехова, Пастернака и прочих великих людей и, честно говоря, не собиралась бы никак осмыслять прочитанное (хотя в силу вычурной стилистики и пробелов по логике «СЛ» иногда и вызывал легкое раздражение и даже откровенный стеб, но захватывающие сюжетные линии книги эти проявления перекрывали), если бы не одно курьезное обстоятельство. Я случайно обнаружила, что психософию некие психологи считают ответвлением соционики или, по-крайней мере, явлением родственным (эта тенденция отражена и в предсловии к «СЛ», и на разных соционических форумах, где участники помечают 2 параметра в харакетристике себя – психотип и социотип). Более того, в процессе написания своего диплома по связи соционики и кадрового менеджмента я наткнулась на упоминание в издании Прокофьевой некого научного труда, созданного в рамках НИИ Соционики и посвященного связям психософии и соционики и описывающего 384(!) человеческих типа. Сам труд в сборнике не опубликован, но Прокофьева явно указывает на то, что развитие данного направления (психософия + соционика) является одним из приоритетов в рамках научной деятельности ее НИИ. Нетрудно посчитать, что 24 (кол-во типов, описываемых психософией), умножаемых на 16 соционических типов, дают как раз 384. Вот этот факт вызвал мое глубочайшее изумление. Попробую изложить причины подобной реакции здесь.

Первоначально бросается в глаза то, что соционика и психософия вещи настолько же разные, как психология и философия. В качестве объекта изучения в обоих случаях выступает человеческая психика, но предметом изучения в первом случае является ее узкий сектор (информационный метаболизм), во втором же амбиции автора доходят до описания «человеческого существа» целиком. Различны и амбиции соционики и психософии: первая позволяет спрогнозировать реакцию человека определенного ТИМа на различную информацию, вторая - строит прогноз относительно поведения людей, их судьбы и даже чувств, которые те способны или не способны испытывать, а также отвечает на совсем парадоксальные вопросы о том, почему, к примеру, погибли Пушкин и Лермонтов, а судьба определенной нации сложилась именно таким, а не иным образом. Если обобщить, лишенная всяких разумных обоснований, теория Афанасьева тем не менее берется ответить на вопрос «Что такое человек» самым широким образом, что само по себе уже определяет ее не как научную теорию, а как мировоззренченскую позицию. Соционики, в силу своей узкопрофильности и стремлении проверять выводы перед непосредственным применением, не рвутся говорить о человеке «вообще», ибо даже им, людям увлеченным и склонным в своих оценках подчас доходить до крайностей, понятно, что человеческая психика «вообще» существенно сложнее, чем построения Юнга и Аушры, и склонны делать выводы относительно лишь того, как человек осуществляет информационный обмен, без попытки проникнуть во всякие заоблачные дали типа чувственной сферы, силы личности, характера и прочих вещей. Нельзя не отметить разницу между психософией и соционикой в плане накопленного практического опыта и научно-доказательной базы. Большая часть положений Афанасьева строится на анализе писем и дневников (являющихся если и отражением психики, то уже многократно «обработанным») великих писателей, в большинстве своем давно почивших, к тому же пропущенном сквозь призму крайне субъективного восприятия самого Афанасьева. Соционическая же теория, хоть и не была изучена мной в полном объеме, даже в первом приближении исходит из логичных предпосылок и здравого смысла. Причем эти предпосылки можно было бы оспорить («доказать» в научном смысле слова, что психика человека есть модель А – крайне сложно), не будь они очевидны любому, кто хотя бы грубо попытается протипировать свое ближайшее окружение, что уж говорить об опыте профессиональных социоников, вмещающих десятки тысяч диагностик живых (!)людей. В качестве дополнительного аргумента можно указать и на то, что психософия не так сильно распространена, как соционика, и пока не накопила достаточного практического опыта, который, насколько мне известно, на данный момент представляет собой в основном опыт самого Афанасьева и его немногочисленных последователей. Вообще не хочется вдаваться в излишние детали и подробно описывать, почему его «система» это умозрительные бездоказательные рассуждения, могущие претендовать лишь на эпистолярный жанр, потому что в целом сама книга умеет заинтересовать. Хочу лишь заметить, что, если если поднять историю человеческой мысли начиная с каких-нибудь китайских мудрецов или греческих философов (а за всю историю человечества любителей бездоказательно порассуждать на тему человеческой психики было хоть отбавляй), то можно накопать очень много теорий и представлений на предмет того, из чего «состоит» человек, и по риторической убедительности эти труды, написанные в том числе до нашей эры, будут ничуть не хуже труда Афанасьева. В связи с этим возмущает меня не столько сама «теория» Афанасьева, сколько именно тот факт, что психософию, не побоюсь, этого слова, кто-то возвел в ранг соционики и «скрестил» с ней для получения, вероятно, как ему казалось, полноценного описания психики человека.

Но это так, замечания общего характера. Если хотя бы в первом приближении обратиться к двум теориям, настораживает их частичная поразительная схожесть и одновременно противоречивость, будто бы психософская теория отталкивалась от соционики и тем не менее шла вразрез с ней. Напимер, афанасьевская Физика по своему описанию до боли смахивает на соционическую белую сенсорику: тут тебе и самочувствие, и ощущение собственного тела, и уют, и домашнее хозяйство. Воля же по психософии – чистая черная сенсорика, с ее властностью и напором. Также нетрудно проследить тождество таких явлений, как Логика соционическая и психософская, а также Этика и Эмоция. В соционике есть дополнительный элемент – интуиция. Вместе с ним система координат в описании человеческой психики становится симметричной: один и тот же информационный объект вопринимается 1) или чувствами, или разумом, 2) или во временной-стилевой ипостаси или с точки зрения его физических качеств. Психософия же пользуется соционическими аспектами, но при этом не использует интуицию как понятие (за исключением некоторых намеков на то, что 1-ой и 2-ой эмоциям подчас свойственны некие «мистические прозрения», т.е. в некоторых случаях интуиция является одним из проявлений Эмоции, т.е., говоря соционическим языком, этики) и тем более не строит систему координат, в которой явления группируются попарно и располагаются в разных концах одной оси. Отсюда совершенно различные представления о том, как функции располагаются для формирования модели психики того или иного типа. У Афанасьева это приоритетное вертикальное выстраивание 4-х функций, причем он допускает непонятную мне оговорку о том, что человек как бы сам «выстраивает» эти функции согласно той значимости, которую он придает тому или иному аспекту в своей жизни. В соционической модели А используются введенные Юнгом и дополненные Аушрой блоки психики, имеющие отношение не столько к приоритету (хотя и к нему тоже), сколько к уровням сознания. Соционика однозначно делит функции на слабые и сильные, говоря о том, что у человека развито либо одно, либо другое, при этом сильное развитие одной «крайности» скорее всего скажется на полном непрофессионализме второй. Т.е. если у человека сильная логика, то этика слабая. В психософии же развитость функций описывается очень размыто. То Афанасьев пишет, что порядок функций не влияет на их качественность и не надо путать эти два понятия, то оговаривается про «слабую логику» 3-х и 4-х Логик, то пользуется терминами «избыточность» и «недостаток», то оперирует процессионностью и результативностью как главными характеристиками фукнций, хотя доподлинно понять, что именно кроется за этими определениями, не представляется возможным. Как результат, в рамках теории Афанасьева у одного типа могут быть сильными и этика, и логика, и в этом одно из ярких отличий соционики от психософии. В то же время описание 1-ой функции по Афанасьеву очень сильно напоминает соционическую базовую, 3-я – целиком блок суперэго, 4-я – детский блок и т.д. Порой некоторые проявления афанасьевских функций попадают то в одну, то в другую ячейку модели А: монологичность и критиканство первой звучит вполне в русле творческой, спокойность и нормативность 2-ой напоминает базовую и фоновую, 1-я афанасьевская параллельно выступает в качестве защиты по слабой 3-ей (т.е. перекрывает в том числе ограничительную).
По вопросу происхождения психософского типа Афанасьев молчит, что понятно в свете его нелюбви к обоснованиям в принципе. Соционика же, будучи наукой земной и не замахивающейся на метафизику, дает вполне понятное объяснение, основывающееся на том, что информационный обмен с миром у ребенка начинает происходить в утробе матери, и его доминанты выстраиваются в зависимости от информационного окружения матери в период беременности и ее реакции на них. ТИМ закладывается навсегда и изменению не подлежит. Более того, человеку не рекомендуется «разрабатывать» свои слабые функции, т.к. это автоматически приведет к угасанию сильных (человек способен воспринимать мир либо так, либо эдак, а не на все 360 градусов), в то время как развитие сильных ведет человека к счатью и успеху, потому что к ним у него природная предрасположенность и практически неисчерпаемый потенциал. Психософия же говорит о том, что все 24 типа должны стремиться к 25-му – «идеальному», когда слабая 3-я функция избавляется от своего «нервного зуда» (кстати, книга Афанасьева пестрит пободными метафорами и эпитетами, что, конечно, способствует приданию его труду характер риторического трактата, но, увы, не добавляет ему большой ясности), а 1-я – от своей маниакальной избыточности. В качестве путей достижения подобной гармонии он предлагает найти себе партнера подходящего психотипа, работать над своей 3-ей и часто и качественно заниматься сексом. Что тут скажешь, название психейога после подобных утверждений напрашивается само. На ум приходит популярная комическая картинка, на котрой изображен мужчина со спущенными брюками, примеряющий свое достоинство к человеческому мозгу его размера, сверху перечеркнута красной линией, типа «не е..те мой моск» :). И вот встает вопрос: что же рекомендуется этим самым «перекрещенным» 384 типам в качестве рецепта полной гармонии? Для некоторых психотипов противоречия с соционикой не наблюдается, например, какой-нибудь Достоевский может заняться разработкой своей 3-ей Эмоциии (базовой этикой), но что делать Достоевским с 3-ей Волей? С 3-ей Физикой? А Жуковым с 3-ей Эмоцией?
Ну и напоследок, достаточно просто исходить из практики и здравого смысла. Я не могу себе представить (и мой личный жизненный опыт с этим согласен - думаю, ряды согласных должны пополнить многие, кроме, возможно, Прокофьевой и других ИЛЭ, увлеченных ознательным нарушением правила Оккама :)) Жукова с 4-ой Волей, Робеспьера с 1-ой (кстати, по Афанасьеву Робеспьер принадлежал именно к типу с 1-ой Волей), Габена с 3-ей Физикой и пр. Т.е. это может и не противоречит одно другому умозрительно (теоретически наверное могут быть худющие болезненные Габены, совершенно не чувствующие своего тела, причем имеющие на этом завистливый «пунктик») - но тогда наверное логичнее это явление определить как случай неправильного диагностирования социотипа, нежели возводить в правило и оформлять на уровне психотипа явление столь редкое и вряд ли вообще существуюшее? Ведь то, что человек не использует своей базовой, – вещь немыслимая и с точки зрения теории, и практики. Можно сколько угодно привести примеров людей, у которых не развита творческая или ограничительная и, наоборот, «прокачанные» ролевая, болевая, референтная, но представить себе перекрещение 3-ей афанасьевской и соционической базовой я решительно не могу.

Это лишь частные наброски принципиальной несовместимости соционики и психософии в той форме, в которой я их понимаю. Можно было бы осуществить более полный анализ ради пущей наглядности, но зачем, если даже этих примеров достаточно, чтобы сделать неизбежный вывод, основанный на логике и математике: перемножать социо- и психотипы бессмысленно, потому что функции перемножаемых типов частично зависимы (а перемножать два множества по принципу «каждый с каждым» имеет смысл только если множества независимы) и тем более частично противоречат друг другу. Это теоретическое обоснование, которое подтверждается практикой. Теоретическая попытка перекрещивания соционики и психософии может расплодить предположения о существовании Наполеонов с базовой логикой, Жуковых с базовой этикой, подрывая сам принцип какого-либо типологического описания людей и, что еще плачевнее, скорее всего не сможет найти себе практического подтверждения. Ведь и так с младенчества нам всем ясно, что каждый человек – индивидуальность и являет собой уникальное сочетание характеристик, подчас противоположных друг другу. Если же мы все-таки пытаемся выделить какой-либо аспект хотя бы умозрительно, дабы проследить в людях не индивидуальное, а типическое, то стоит исходить из того, что типическое должно быть, простите за каламбур, типично. Отсюда следует и потенциальная практическая неприменимость модели из 384 типов, из-за вышеуказаной невозможности порекомендовать определенному типу пути гармонизациии (подходящего партнера, интересную работу и пр.).

Disclaimer: Понятно, что я не читала самой статьи, описывающей 384 типа, потому как в книге Прокофьевой не назван даже автор и найти ее не представляется возможным без длительного доступа к интернету. Не исключен и тот факт, что это научное исследование – лишь «проба пера», попытка посмотреть, возможно ли оно в принципе. Так что этот пост - просто размышления о том, почему сама мысль об описании 384 типов выглядит абсурдно. Хотя, конечно, я допускаю, что в силу моей неразвитой интуиции и 3-ей афанасьевской Логикой, я неверно истолковала все описанное им, проявляя таким образом, свой язвительный скепсис :).
 
Tags: рецензия, соционическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments